aspasia_roma (aspasia_roma) wrote,
aspasia_roma
aspasia_roma

Все еще следую привычке детства: прочитать утром что-нибудь вдохновляющее из духовных учителей...

 
    "Когда мы разовьем свою внутреннюю ясность, способностью к состраданию и глубокую любовь, мы увидим их отражение в окружающих. Человеку, не раскрывшему в себе эти качества, другие люди кажутся безобразными и глупыми. То, что мы видим вокруг себя, есть не что иное, как проекция нашей внутренней реальности."
   Лама Еше. Введение в Тантру. Трансформация желания.

   Вспомнился один разговор пятилетней давности. Я жила тогда во Флориде, где находилась на длительном, неэффективном лечении от непонятной, изматывающей болезни. Пытаясь найти корни беды, стала заниматься разными духовными практиками, включая йогу и буддийские медитации. Мой товарищ по центру тибетской йоги, тринидадец Джозеф, стал моим "личным шофером", поскольку по некоторым соображениям я пользовалась только великом. Некоторые мероприятия проходили дальше, чем можно было "пропедалить", и товарищи по центру меня просто подвозили. Был установлен некоторый график, чтобы мне, не дай бог, не пропустить интересное мероприятия.

   На этот раз мы были в значительном центре йоги, чуть за городом Сант-Петербургом, что во Флориде. Группа монахов из Монголии жила здесь неделю. Они была частью большой программы, и посещали один за другим города США. Главной "изюминкой" была постройка мандолы: символического изображения вселенной с точки зрения буддизма. Это очень красочная и сложная процедура длилась неделю: можно было подходить к  кропотливо трудящимся "желтошапочникам" (тибетская традиция буддизма). Монахи через тоненькие трубочки выдували цветной песок, из которого состояла огромная картина на специальном столе. Это был последний день: разрушение замечательной картины, сопровождающейся красивым ритуалом сметения ее в кучу и торжественное выбрасывание в воду. Это был буддийский символ непостоянства.
       Весь зал был забит людьми, с интересом наблюдающими за диковинным процессом. Слушали музыку традиционных инструментов, глазели по сторонам, где выставились разные национальные предметы, представленные для покупки и пр. Стараясь сосредочиться на процессе, успокоила, насколько позволяло психическое состояние в то время, свой ум и к удивлению вошла в своеобразный транс. Мое тело, неведомым мне тогда способом, ощутило весь условный процесс как реальное крушение вселенной достаточно ясно. В таком очарованном состоянии оставалась несколько минут.

    После собрания, обменявшись впечатлениями и новостями, стали расходиться. В самом конце вечера, к столу, где сидели монахи, выстроилась толпа. Раздавали собранные в пластмассовые пакетики остатки освященного песка. По традиции считалось, что это целебные, весьма желанные для больных людей, лекарства. Иосифа не было видно. Наконец, он, сияя, появился. Зная меня, с иронией спросил:

- Татьяна, Ты что, не стояла за сувениром?
- Уж не думаешь ли Ты, друг мой, что несколько песчинок в пакете обладают целительной силой? Я не думаю...
- Я так и знал. Но на всякий случай взял для тебя пакетик.
   Назад нужно было идти минут 20 по замечательному лесу, уже темному, но освященному луной и великолепными звездами. Мимо нас, ссутулясь и разговаривая на совершенно обыденные темы, буквально бежали участники события. Через пять минут суета закончилась. Мы шли одни. Все уже проскочили.
- Знаешь, как мне их жаль, Джозеф... Они даже не начали понимать смысл этих мероприятий. Зато взяли песок в очереди...
- Ты говоришь, что они сейчас снова о быте...
- Да. Но не это меня огорчает. Смысл практик - в замедлении бешенного жизненного темпа. В достижении осознанности в обыденности. Даже в этот вечер, после ритуала, они также, как в обычное рабочее время бегут... Бегут. А мы пойдем еще медленнее.

    Джозеф, как мне казалось, считал меня "продвинутой", что веселило меня несказанно. Хотя я и пыталась не обижать хорошего чернокожего парня.

- Татьяна! Я тебя давно хотел спросить. Когда Ты в первый раз пришла в группу... Я предложил тебя подвести домой. Как можно было согласиться на это предложение от назнакомого тринидадца? Ты, что... Не боишься плохих людей?
- Нет, не боюсь. Это длинная историю. Со мной случилось нечто весьма странное. После чего во мне нет этого "обыкновенного" страха. Когда-нибудь потом. А что до плохих людей... Мы все одинаковые. Тела из тех самых элементов.... А у всех частичка того, что называют по-разному: душа, дух... Часть чего-то одного. Значит, эта душа у нас у всех одинаковая.

   Джозеф недоверчиво глядел. Его вид говорил о несогласии.

- В массе... этот так. Но есть люди ... От природы плохие. Злые. И все. Они не исправятся. Это чистое зло.

Я не спорила. Слушала. Джозеф любил поговорить. Когда же он замолчал, ожидая реакции, просто еще раз повторила:

- Мы все одинаковые. А плохими их делают обстоятельства. А они не знаю, где лежит граница. Это их беда.
  Джозеф снова стал доказывать свою правоту.  Было интересно смотреть на его красивое, черное лицо. Лишь белки глаз выделялись на темном фоне леса. И было тихо-тихо.
Tags: Буддизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 10 comments