aspasia_roma (aspasia_roma) wrote,
aspasia_roma
aspasia_roma

Categories:
  • Mood:

Рада, что читаю Трансерфинг. До многих идей, как оказалось, додумалась.Текст расставляет по местам.

"Чтобы обрести свободу, необходимо отказаться от важности — не придавать избыточно важного значения ничему, ни внутри, ни вне себя. В большинстве случаев, для того чтобы сбросить важность, достаточно проснуться и осознанно изменить свое отношение. Мы все спим наяву и механически играем свои роли. Глубина нашего сна опять же пропорциональна значению, которое сами придаем всем атрибутам игры, поэтому мы пленники своей важности."  Цитата.


В.Зеланд. Трансерфинг. Книга третья. Глава 4. Скольжение.

    Пару дней назад на мой пост был комментарий. Автор заметил, что уже прочел книги Зеланда. Я внутренне порадовалась! Люди вокруг меня знакомы с тем же, что вызывает мой интерес.

    Чтение этого автора у меня идет так: Довольная, что наступила ночь, открываю очередную главу. Строка за строкой связывается глубоко во мне с чем-то знакомым. К каждому абзацу текста могу дать массу примеров. Увлекательно! Вот, например, прошлой ночью главка о скольжении.  Одно из воспоминаний такое.

   Мне было уже немало - 30лет. Четырнадцать лет трудового стажа. Второй брак давал мне возможность поступить в МГУ на истфак. Мечта моего детства. За полгода до экзаменов я начала готовиться. Занималась самостоятельно, поскольку уже имела высшее образование и преподавала в техникуме Москвы, то есть считала, что одолею самостоятельно требуемые к сдаче дисциплины. Школу закончила давно, так что английский язык, литературу и историю СССР давно забыла. Значит, по новой. Снова 17 летняя. А я не против.

  

Короче. Конкурс был еще достаточно большой. Все таки 1989 г., хотя не 1976 г. Тогда, когда  окончила  школу, в махровые советские времена, истфак славился невозможностью поступить. В 1989 г. конкурс не настолько велик, как во времена СССР, но около 10 человек на место. Я говорю о фактическом конкурсе, а не о  числе, полученном в соответствии с поданными документами. Но, в 1989 я опять не поступила, как и в юности. Получили три тройки. А нужно было тройку, и две четверки.

    Ладно. Попробую еще один раз. В следующем году стала снова серьезно готовится. В то время я активно занималась в психологическом клубе Свеча. Одна из психологов мне симпатизировала, и в разговоре я упомянула, что провалилась, но снова пытаюсь поступать. Охарактеризовала некоторые детали моей эпопеи. Мария Алексеевна, внимательно все выслушав, заметила, что вся мое тактика была неверной. Главная моя ошибка, как следовало из ее слов, заключалось в том, что я не понимала своего преимущества, как взрослого человека, уже знающего жизнь. А старалась подстроиться под выпускников школы, которые в основном и поступали. То есть, вместо того, чтобы зубрить школьные учебники, сделать так, чтобы мой возраст работал на меня. При поступлении выделять то, что меня отличает от выпускников. Использовать мой жизненный опыт. Один из моментов, который был сильно раскритикован: я много читала литературы, то есть перезанималась. Или, что мне нужно было появиться на экзаменах не замученной и взволнованной... А...

Короче, я так волновалась, что даже говорить не могла! Так не поступишь!

     Мария Алексеевна предложила мне договор. Я буду делать все, что она скажет. Практиковать методику. А она будет со мной работать бесплатно. Но я... Поступлю. Это будет ее гонорар. Ничего не напоминает? Своим клиентам говорю: Ваше выздоровление - это плата за мой труд. Тогда я согласилась, приняла вызов. И с января месяца стала работать по ее указаниям. Плюс, конечно, готовиться. Подошел июль, я жила на даче в Мачихино. Никто меня не отвлекал, все внимание на подготовке. Единственно, в доме напротив работали двое ребят. Они строили второй этаж  хозяевам дома. С ними делилась всеми подробностями. Первый экзамен - сочинение. Опять тройка! Настроение, конечно, вниз. Вижу перед собой сценарий прошлого года...

     Один из парней, Валентин Семеновский, из Красногорска. Простой работяга-строитель, здоровый как спартанские атлеты Праксителя.  За чаем говорит так, между прочим: "Я как-то шел в раздумье, вертел дорогой вещичкой. Через какое-то время понял, что ее нет. В ужасе побежал назад, все облазил - нет. Через день, уже успокоился, прошелся и ... раз! Лежит себе... Ты, Татьяна, сильно уж переживаешь за свой МГУ. Не делай такой важности из этого".

    Такой простой разговор оказал весьма существенное влияние на мою жизнь.  Я подуспокоилась. Несмотря на конкурс почти в 10 человек, обрела надежду. Следующий экзамен был история. Основной.  Что-то я знала, многое нет. Так получилось, что пришла позже, и в очереди была последней. Комиссия зверствовала. Было около ста желающих у меня на глазах. Из пятерых четыре получали двойку. Я прекрасно знала, что молодежь готова куда лучше меня... И шанс, что я отвечу хорошо, был равен нулю. Зная, это и рассчитав, что моя очередь подойдет к 5 часам вечера, пошла домой. Приняла ванну, одела специально сшитое к вступительным экзаменам, красивое платье. И неспеша вернулась в МГУ. Оказалось, прямо вовремя. Последние зашли. Узнала, что три четверти от поступающих получили пару: порубили как капусту, прокомментировал кто-то. Когда посчитала, то оказалось что людей осталось как раз на то количество мест, которое существовало для историков искусств: около 25. Истересно, правда?

    Ну вот. Я самая последняя. Уже полшестого вечера. Захожу. Два симпатичных молодых человека, чуть старше меня... На вопросы я отвечала весьма посредственно. Они мне задают дополнительный: ответишь - четверка. Нет, трояк. И уходят. Покурить, минут на двадцать. А этот дополнительный вопрос мне задали на вступительном за год до этого. Я его, естественно, знала. Когда молодцы вернулись, довольные, улыбающиеся, подмигивающие мне, то поставили мне, как Вы догадываетесь...Да! Четверку. Счастью моему не было предела. В тот же вечер, в Мачихино, я с радостью объявила об этом друзьям-строителям. Помню, как шла на закате по деревне, и внутри у меня звенела мелодия из популярного тогда реперпуара Патриции Каас. Я была уверена... Нет, ЗНАЛА, что поступлю. Хотя был еще один экзамен. Не важно. Моя душа знала ответ. ДА. Мечта моего детства и юности - стать античницей, будет воплощена.

   Потом был английский. Который я совершенно забыла за столько лет после окончания школы. Читала я отлично, переводила тоже. А вот говорить... Две женщины, молодая, худенькая, и полная, постарше, меня внимательно слушали. Говоря о себе, упомянула о своем альпинистском опыте.  Пожилая оживилась: у нее сын "болеет" этим. Обменялись впечатлениями о горах. Подошли к моменту оценки. Старшая замечает: Товарищ Андреева. Вы же совсем не умеете говорить. И Ваше произношение... К сожалению, только три." И смотрит на меня испытывающе. Так не зря же я полгода работала по методике, которую мне дала Мария Алексеевна. Спокойно так отвечаю: "Ну что ж. Значит, опять не пройду". И улыбнулась. Тогда молодая наклоняется, шепчется со коллегой, и у меня в свидетельстве стоит: Четыре.

   К слову сказать, что конкурс в этом году был всего... 9. Не бывало! То есть со всеми тройками можно было бы пройти! Так я Вас спрашиваю, нафиг я полгода готовилась, чтобы получить два лишних балла! Улыбка!

Йес!



Думаю, что эта пантера напоминает меня в возрасте от .... нуля до 40 лет. А это...? Просыпается от долгого сна... Все может быть сделано без усилий.




                                                                            

                                                                                 Вайнгартен. Фрайбург. 9 утра. Вид с балкона.
Tags: Мировоззрение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 19 comments