aspasia_roma (aspasia_roma) wrote,
aspasia_roma
aspasia_roma

Повесть о поисках. Начало

  Философ на троне. Жизнь и бессмертие Марка Аврелия. Повесть.

Тет сидела перед компьютером поздно вечером. В самом деле уже несколько ночей ей не спалось. Моей подруге не свойствена медлительность или лень. Но приступить к реализации новой идеи что-то мешало. Может быть то, что недавно она закончила свой первый опус из серии «Медитаций». И имея привычку доводить все до логического  конца, размышляла о незаконченных рукописях. В  самом деле, многим легче в порыве сделать нечто крупное, а на доделку и переделку  силы и желания хватает у меньшего числа индивидуумов.  Но последний медитационный опыт был слишком интересен, чтобы просто оставить его в памяти. Ни с кем не обсудив. Тема казалась важной для многих интеллектуалов. А персонаж, который оказался вовлеченным,  многим знаком своими бессмертными трудами. Да в придачу еще и засветился в мировом развлекательном кинематографе. Хоть и через своего непутевого сына Коммода.

Но Тет решилась написать о последнем эзотерическом испытании. И вот ее дневник.

 "Как свежи в моей памяти события детства, где главным был придуманный мир Античности. В СССР, с его регламентациями и строгими идеями,  мне хотелось иметь свободу. Хотя бы внутреннюю. И выходом оказалось вот что.  Герои древности создали (или организовали?) мое жизненное пространство. Как только я прочла в 14 лет«Спартак» Джованьоли, герои и действующие лица Рима и Греции поселились в моей душе. И разуме тоже. Мой ритуал общения с Античности включал, кроме систематического чтения доступной литературы, еще одно. Музей изобразительнных искусств им.Пушкина, коллекция копий шедевров древности, посещались мной систематически. Вряд ли я пропустила хоть неделю: тогда  бы посчитала,  это часть жизни просто пропала.

Первым залом, который я посещала в музее, был Римский . Я знала каждую статую... Да что там! Каждую трещинку на мраморе или гипсе. И все равно, подходя к двери, над которой стояли четыре священные буквы – аббревиатура названия империи, я замирала. Сейчас я увижу Октавиана Августа, Марка Аврелия. И любимца из любимцев – Марка Юния Брута. Три действующих лица римской истории, из разных временных периодов, и не похожих ни капельки, олицетворяли для меня те качества, которые я тогда, маленькая амбициозная девочка, развивала в себе.

Первым приветствовался  бюст Луция  Юния Брута. И я рассказывала бронзовому геройскому римлянину, как я вела себя всю эту неделю. Были ли тверда в  принятых решениях, и все такое... Те, кто в детстве и юности занимались воспитанием характера, может, поймут, о чем я.

За развитие  умственных способностей, философского склада ума, приобретение знаний отвечал император Марк Аврелий. Этот человек был симпатичен мне с той самой минуты, как в 14 лет я безнадежно и без памяти подчинилась могучему обаянию древнего мира. Образ персонажа «вне времени» был близок необычному ребенку. Интересы школьницы Тани Андреев были страными для времени, когда поиск выгодных женихов, дипломатов и  атташе, был в центре внимание подрастающих девочек. Ведь я жила в микрорайоне Давыдково, в Москве, где стояли 19 этажные кооперативы Минвнешторга. Меня интересовали древние языки, философия стоиков, искусство и история римлян и греков. А молодые люди и брак мои мысли не занимали вовсе. Как и рождения детей.

Поскольку информации и памятников о древних Риме и Греци в СССР был самый минимум, приходилось лазить по доступным библиотеках, собирая крохи. А остальное домысливать. И мечтать. О времени, когда, ну вдруг – откроется граница, упадет железный занавес.  И я увижу те месте, где жили любимые герои. И даже найду место, где император-стоик писал свои записки.

«Терпение приносит розы» по-немецки висел у меня над кроватью маленький девиз.

И это свершилось.  Я дождалась. Граница открылась, и Европа стала частью моей реальной жизни. А не сном. И не мечтой.  Античность в подлиннике стала доступной. Но! Перестала ли она быть все той же уморзительной, хоть и не книжной,  информацией, привычной по жизни в СССР? Конечно, руины были передо мной не на картинке, а живьем. Но я их знала и прежде. Любые тексты древних тоже ныне не за семью печатями. Но оказалось, что кроме того, чтобы написать диссертацию о греко-римском портрете, мне не приходило в голову ничего,  чтобы приблизило меня к миру древних. Работу на звание ученого я сделала. А стала ли ближе мне Античность? Не думаю. Но самое худшее было даже не это. Я осознала, что набирать знания ради знания не хочу. Даже масса доступных мне книг осталась непрочитаной. Что изменится, если я запомню всех императоров Рима? И я не стала расширять или углублять свой профессиональный уровень историка Античности.

Но неудовлетворенность осталась. Можно ли сделать что-то, в самом деле интересное? А не еще одну книгу о древности написать. Я с неудовольствием узнала, живя в Европе, что литературы по Античности столько... И не собиралась добавлять еще одну научную монографию.

Я написала диссертацию в 35.  Годы  шли, и жизнь заставила меня заняться медитацией. Сороколетие    меня вывело совсем в иное. На серьезном уровне мне пришлось осваивать индийскую и тибетскую йогу.  Горы занятий не прошли даром и я овладела в некоторой степени «безмолвием ума».  Великие духовные наставники утверждают, что с успокоенным умом возможно получать информацию из других уровней сознания. Ведь все, что было, есть и будет существует, однновременно в пространстве. 

То есть возможно на самом деле встретить тех, кто давно умер? Я познакомилась с идеями Шри Ауробиндо Гхоша почти двадцать лет назад, в тридцать лет, еще учась на истфаке МГУ им.Ломоносова.  И книга Сатпрема «Путешествие сознания...» стала для меня настольной. Два десятилетия потребовалось, чтобы кое-чему научиться. Кот, мой товарищ по медитациям, несколько ревниво относится к моим медитационным и иным эзотерическим «успехам». Время от времени он подвергал сомнениям информацию о том, что я могу достичь полного спокойствия своего существа на всех уровнях: има, эмоций и разума.  Думаю, ему просто завидно. А после того, как я отказалась присоединиться к его группе, где ученики, как положено, имеют гуру... Он и вовсе надулся. Мол, что я о себе думаю... Но пришлось жестко сказать Коту, что предпочитаю быть гуру самой себе. А информации достаточно. Тогда мой неугомонный товарищ, критикуя   «тихие» молчаливые медитации Випассаны,  начал зудеть. Мол, и что ты без дела просиживаешь на медитационной лавочке...  Делала бы что-то полезное.

 Быстро выяснилось, что Кот под «полезным» разумеет получение информации из других миров (слоев сознания). А выяснилось это так. Когда Костя задавал мне очередной вопрос о Христе, то впроцессе разъяснения   замечала, что дорого дала бы за истинную информацию об этом человеке.

 - Кот! Я думаю, Иисус был интересным персонажем. Как он смотрел? Какой у него был голос? Вот бы узнать. Настоящего его. Не того, что нам представили отцы церкви. Увы, это невозможно.

- Ну отчего же невозможно, Тет? Ты же входишь в глубокий транс. Вот и повстречайся с Христом.

- Думаешь?

- Ну да. Ты же сама цитируешь Ауробиндо и знаешь о получении информации из космоса.

 Первоначально мне казалось, что Кот «дергает меня за ноги». Иронизирует, провоцирует. А потом подумалось: Да какая разница, почему он так говорит. А чего мне не попробовать? Вон какие успехи в   изменения своего слоя жизни! Мне лучше помолчать об эффектах,  достигнутых с помощью концентрации! Почему не сосредоточиться на получении новой информации извне? Сказано – сделано.

Пару недель назад мы ходили с Котом по горам центральной Швейцарии и вот что мне пришло.

- Кот! Смотри-ка. А что если мне посетить древний Рим?

- Конечно. Ты же с детства об этом мечтала!

- А кого именно? И в какой период?

- Тебе решать. Ты же историк. Вот и выбери....

- Думаю, не начать ли мне с любимого Цезаря? А спрошу я у него вот что. Был ли он на самом деле гомосексуалистом?

- Зачем тебе это, Тет?
- Я уверена, что он не был. За державу обидно.  Всякую ерунду плетуть завистники и ненавистники...

- Тебе виднее. Как хочешь, Тет...

Еще пара дней прошла без размышлений. В блаженной медитационной бездействии.  Но как бы ниоткуда нарисовался образ Марка Аврелия. Я в детстве и молодости была стоиком. И этические идеалы этой философской школы, как могла, соблюдала в жизни. И весь невероятный шарм императора на троне вновь очаровал меня. Как некогда в молодые годы.

Вот бы увидеть его! А как выглядел Марк Аврелий? Как он писал воспоминания?  Какая унего была кровать и палатка в походе на  дикую Германию И чем он писал свой труд «Наедине с собой»? Тишина внутри моего тела словно заставляет замедлиться жизни вокруг. Остановка мыслей меняет восприятие пространства комнаты. Нет ничего лучше, чем сесть на медитационную скамейку, которую сама всделала несколько лет назад. Вокруг тепло и тихо. И незначительные звуки моей двухкомнатной квартиры приобретают особое звучание. Которое, кажется, даже обладает запахами. Особенно сладостно ощущается расслабление тела. Раньше медитация была мучительным занятием из-за сильных мышечных зажимов. Теперь этого нет. И блаженство теплого свободного тела вместе с тишиной ума создает изумительное напряжение внутри. Теперь у меня есть цель. Она и раньше была. Услышать звучание тишины внутри себя. А теперь  предстоит другое: найти доступ к  прошлому. А как?

Как? Разве кто-то пожет подсказать такое? Нет, конечно. Это мне и предстоит найти. Узнать. Опознать. Или еще как-то.  Но это не будет сон, так ведь?

Сон? Попробуй поспать в медитации? Нужно очень постараться....

- Император...

- Он у себя в палатке, Луций. Что-то пишет. Я доложу...

Несколько скудных светильников вокруг большой, по сравнению с другими, палатки. Размером с хороший дом. Все равно, слишком маленькое обиталище для правителя мировой империи. Который,  наклонившись над  деревянным столом, что-то рассматривает.

Продолжение следует.

Tags: История
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments