aspasia_roma (aspasia_roma) wrote,
aspasia_roma
aspasia_roma

День пятый. Окончание

 
 Анджа жила в том, самом большом помещении № 11, где стояло пять кроватей. Ее лежак был по счету вторым, от самой дальней стены, у которой, на кровате № 1 спала Аннетт. Анджа лежала на спине. Толстая девочка, чуть больше двадцати лет,  кивком показала, что знает о моем присутствии. Она не останавливаясь кашляла. Лицо ее было красным. Из глаз текли слезы.

Я стояла рядом молча. Сколько прошло времени - не знаю.

- Анджа, у тебя есть температура, да?
- Наверное. Я не знаю. Главное, мой кашель не дает мне медитировать. Я не спала ночь. И днем не могу отдыхать. Мне нужно уезжать. Нет смысла оставаться. Я только мешаю другим.
- Тебе не нужно думать о других. Ты никому не мешаешь. У всех свои, немалые трудности, на ретрите. Поверь мне. 
- Я не могу идти в зал. Мне трудно даже сидеть.

Было ясно, что с Анджей, находившейся в пике эмоционального психоза, бесполезно разговаривать на уровне разума. Она  ничего не  услышит.

- Конечно, ты можешь уезжать. Я понимаю.
- Мне так обидно. Так больно, что я не оправдала ожиданий...
- Не надо корить себя. Это не трусость, не слабость. Ты заболела. С любым может случиться.  В этом самом центре, три года назад, я пролежала в комнате № 17 несколько дней с температурой почти 42 градуса. Я хотела уйти, меня не отпустили, надеясь что почувствую  себя лучше и смогу продолжить работу над собой. Ничего не потеряно. Ты вернешься, и закончишь свой ретрит в другой раз. Я сама повторила несколько раз первый этап.
- Можно мне полежать? Может, станет лучше?
- Конечно. Отдохни! Я скажу ассистентам, что у тебе температура и нужен отдых.

В зале стояла тишина, как в лучших буддийских храмах Востока. Жака наклонилась ко мне, и мы пошептались. Мне происшествие не представлялось серьезным, обычное дело. Отлежиться девочка пару часов, придет в себя. Однако, Жака думала не так как я.

- Она должна присутствовать.
- Анджда сейчас не может. Ей нужно собраться с духом. Просто устала. И у нее сильная простуда.
- Тогда пусть немедленно покинет ретрит!
- Не поняла. Зачем  ей покидать ретрит?
- Или она выполняет программу, или...

  Я от греха подальше решила покинуть зал под предлогом еще одного разговора с Анджей. На мгновение я отпустила себя и все  эмоции с  размаха  заколотились где-то внутри моего физического тела. Мгновенно Жака представилась мне жуткой крокодилицей,  глупой, кровожадной, бессмысленно злобной. Я опять вспомнила, как, три года назад, больная, собиралась покинуть ретрит, а Джон, тогда мой АТ и курирующий Европу в нашей ретритной системе, уговорил меня остаться, и по возможности, присутствовать на медитациях. Или пробовать работать в своей комнате. Какая разница между людьми: Джон и Жака!

   Внезапно бурные эмоции внутри меня застыли. И я увидела это некрасивую худую женщину, боящуюся всего.
- Ее жизнь, наверное, сплошной страх. Она не в состоянии, бедная, взять ответственность на себя в таких простых ситуациях.
Совершенно глупая, жаркая волна сострадания к Жаке захлестнула меня. Я бы положила руку ей на плечо. Но это было в данной ситуации недопустимым.

Я вернулась к Андже. Казалось, она слегка успокоилась.

- Слушай, подруга. Ситуация такая. Ассистенты требуют твоего присутствия. Если ты совершенно не в состоянии идти... Я еще раз попробую уговорить Жаку. Но не обещаю, что получится. Она ставит вопрос ребром: или ты в зале, или уезжаешь. Я  выбью из  нее разрешение, что тебя оставили на ночь. Сейчас она и этого не хочет. Но я ее уговорю. Утром намного  проще уезжать, чем сейчас. Уже темно и холодно.

 Успокоившись, я вернулась в зал и наклонилась к Жаке: "Анджа готова уезжать".  Глаза ассистентки испуганно блеснули.

  Внутри меня возникло молчание и ясное понимание моих последующих действий в ситуации: "Если Жака сейчас разрушит всю мою работу с Анджей, я уеду вместе с этой толстой, смешной девчонкой." Мне  виделось, как  она, размазывая слезы по красному лицу, едет в полупустом вагоне с большим чемоданом. Оплакивая так нелепо закончившуюся первую попытку разобраться в себе. И сделать первый шаг к просветлению.
Будет вот так. Мы уедем вместе с Анджей.

  Внезапно голос Жаки вывел меня из молчания: "Я пойду к ней схожу".
Не знаю, сколько АТ отсутствовала, но опять неожиданно я  услышала слова Жаки, наклонившейся ко мне очень низко: "Она остается".

Ничто не изменилось в моем состоянии. Я по-прежнему пребывала в блаженном молчании ума  и эмоций.

  Подошел к концу день пятый. У меня очень своеобразный счет дням на ретритах. Я не считаю последний день, десятый, поскольку мучения почти закончились. И наступающий день тоже уже для меня был почти прожит, а значит, не считался. Тогда, получается, что мне осталось находится в  этих... ну исключительно замечательных условиях, еще три дня. Так это же совсем мало! Правда ведь? или Вы думате по-другому?

Вошедшая за мной  Нелли с улыбкой наблюдала Тэт, которая танцевала странный танец: не то гопак, не то краковяк. Видно, что-то из их национального, славянского. А чего с них взять? Может быть так думает коренная немка по поводу пляшущих без музыки русских!?

Перерыв десять минут.

Ждем подъема Кота. Он в своем замечательной спаленки и не знает, что Мышь не ложилась в койку в моем замечательном кабинете. А теперь вообще поздно. Уже шесть утра! Какой тут сон. Дневные обязанности нужно исполнять! Правда ведь?!

Tags: Медитация
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments