aspasia_roma (aspasia_roma) wrote,
aspasia_roma
aspasia_roma

Ретрит длиной в жизнь. День первый. Продолжение 3

 
  Время от 9.10 до 11.00 для студентов - золотое. Можно медитировать в зале или своей резиденции. То есть в комнате. И, как Вы сами понимаете, новички уходят к себе... Что? Конечно, ложатся на кровать. Хоть Учитель предупреждает, что не более пяти минут, а потом снова сесть и медитировать...

  Как у меня было на первом ретрите? Ложиться в постель в медитационное время я не решалась, поскольку у нас тогда, почти четыре года назад, была очень серьезная директрисса, и она в день по два-три раза заглядывала в мою комнату. Я приходила в зал только на обязательные три часа общих медитаций. Все остальное время я была в комнате, пила чай, пыталась пробудиться от тяжелого состояние сонливость йогой, что не поощряется и прочее. И наша менеджер не без основания считала, что я не медитирую в своей резиденции. Но каким-то непонятным чутьем за две минуты до момента, когда она, едва стукнув в дверь, медленно просовывала свою голову,  заглядывала, я сидела на краю своей койки с видом, которому сам Будда Шакьямуни изумился бы. Как Вы понимаете, я к новым студенткам не заглядывала. Я отлично знала, что они делают. Зачем их беспокоить?!

  Для директоров обычно делают следующий режим:  бедолаги меняют друг друга после  очередного часа   пребывания в зале. То есть я отсидела с участниками с 9.10 до 10.00. У Томаса же в это время был перерыв,  а когда он занял свое место в зале около десяти часов, пришло мое время отдыхать. Иными словами, студенты не остаются одни. Такой ретрит кроме всего прочего - серьезное испытание для физических тел людей, и бывали случаи, когда участники теряли сознание от неудобной или неправильной позиции ног или торса. Менеджер для того в зале и находится, чтобы время от времени, незаметно, если это возможно, наблюдать за происходящим. Ситуация с засыпанием представляется самой безобидной и рядовой. Часто приходится подходить к студентам, которые, охваченные эмоциональным порывом, всколыхнувшимися воспоминания, начинают плакать. Если взрыв грусти, сопровождающийся слезами, проходит тихо, то обычно участников не беспокоят: плачь вволю. Если слезы переходят в рыдания, иногда приходится выходить из зала и выяснять проблему наедине, в специальном помещении под названием "комната для аудиенций".  Такие успокоения-выяснения могут занимать от нескольких минут до получаса, но оставить студента в состоянии эмоционального разброда нельзя. Если отсутствовать очень долго, то может выйти сама АТ, а менеджер тогда возвращается в зал. Такие, кажущиеся на первый взгляд чрезмерными, предосторожности, имеют под собой серьезные основания. И в этом читателю предстоит еще не один раз убедиться.

 Я была безмерно рада, когда  в десять часов  в зале появился Томас, поскольку у меня были амбициозные планы разгулять еще не пустой желудок. ? Как зачем?! Разве Вы еще не поняли, что я решила поесть обед, приготовленный моими новыми друзьями. ? Что?! Мне было мало неприятностей с переполненным желудком?! Вы правы. Было мало. Соблазнительные запахи из кухни достигли чего-то во мне, что оказалось сильнее здравого смысла, моей хваленой силы  воли и всего остального.

Так вот. В тот блаженный миг, когда  я уже одевала жакет для прогулки, ко мне обратились.

- Тэт, можно Вас спросить?
- Да.
- У меня проблема. Моя соседка по комнате и медитации пользуется кремом, я это чувствую, когда нахожусь в зале. Мне это мешает. Что же делать?
- Где эта женщина, с кремом?

Мы поднялись вверх. Ее соседка, новичок,  как можно было предполагать, преспокойно лежала в постели. Слегка смущенная, что я застала ее спящей во время медитационного периода, она сконфузилась еще больше, узнав, что мне нужно с ней поговорить. Мы вышли из комнаты.  Разъяснив женщине проблему, я попросила ее не использовать крем днем. Она обещала мазать кожу только на ночь.

  Еще раз подойдя к двери, готовясь выйти на улицу, чтобы подышать свежим воздухом...

- Тэт, можно мне с Вами поговорить?
- Да. Слушаю.
- У Вас есть какой-нибудь крем?  У меня кожа на руках потрескалалсь.

 Черноволосая девчонка лет 25 показывала мне свои руки. Вид у нее был несколько восточный, но сказать, какой они национальности я не смогла. Мне приходилось во Флориде иметь дело со множеством буддистов китайского, вьетнамского и других национальностей. Она отличалась от них чем-то, что сформулировать я не могла. Я не сразу понял, чего от меня хотят, наконец сообразила, что нужен крем для рук. В меня закралось смутное сомнение, что я смогу совершить свою выгулку до сигнала на обед в 11 часов, но со студенткой надо было что-то решать.

- Моника! Я поищу крем, мне кажется, я видела нечто подобное в одной из служебных комнат. Однако замечу вот что. Все эти искусственные препараты пахнут, и если можно, мажься не перед посещением зала медитаций.

  Крема нигде нигде не оказалось. Я вздохнула, спустилась на первый этаж и еще раз попыталась выйти на улицу. И мне это удалось... Прошла первый большой круг по периметру обширной территории центра. В голове у меня была Моника с потрескавшейся кожей рук. Внезапно я быстро вернулась в помещение и нашла студентку.

- Идем, Моника. Я знаю, что делать. Мне и самой это нужно.

  Мы зашли в столовую, и я, пользуясь своими правами, взяла из закрытого шкафа бутылку с оливковым маслом. Отвернув крышку, капнула несколько душистых золотых бусинок себе на левую ладонь. Моника наблюдала меня с открытым ртом.

- Оливковое масло - это лучший лосьон. Я использую натуральное растительное масло даже для лица, если оно сильно обветрено. На! Капни себе на руки.

  Возможно, что от неожиданности или волнения, Моника налила чуть больше, чем нужно, и испачкала линолиум. Мы беззвучно засмеялись ее неуклюжести. Не долго думая, я растерла тапком капли на полу, и в очередной раз направилась к выходу на улицу.
Но увы! Уже ударил гонг, а это значит, что мне нужно было несколько минут провести в столовой, наблюдая, чтобы хватило еды, посуды, проверить, достаточно ли кипятка. Все оказалось впорядке, и я, нанюхавшись вкусных запахов, решилась на ЭТО. Да, я взяла себе большую тарелку, наполнила ее обжаренными в масле овощами, посыпала сверху купленным в магазине тертым сыром, что значит, там масса консервантов...  И всеми силами отгоняя от себя чувство недовольства собой, ушла в кухню, где и съела всю эту уже ядовитую для моего организма, вкуснотищу. Потом, обреченно, словно меня кто-то вел, еще раз пришла в кухню, и повторила процедуру накладывания полной тарелки.

Продолжение следует.
Надо отвлечься от разговоров о еде.

Tags: Медитация
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 10 comments