December 9th, 2008

Ретрит длиной в жизнь. День пятый.


  Выпив свой завтрак, состоявший из двух горстей орехов кэшью, размолотых с водой, я пошла погулять с утра пораньше. Не знаю, что меня вытянуло на улицу в половине седьмого. Могу сказать одно: преимущество быстрого и легкого питания позволило мне хотя бы прогуливаться достаточно, ведь мне не надо было полчаса или больше пережевывать пищу. Тем более, что я освободила себя от помощи по кухне, так что наслаждалась свежим холодным воздухом.

На пару минут после утренней медитации меня задержали ассистенты. Стараясь вести себя так, чтобы наша беседа казалась свободной, они спросили меня о семейной положении.
Collapse )

Ретрит длиной в жизнь. День пятый. Продолжение

 
   Когда Жака отпускала меня на законный сорокаминутный перерыв, во время которого зал "охранял" Томас, то опять добавила:
"Тэт, зайди на кухню и посмотри, если нужна помощь. А также надо туалеты проверить!" Сценарий повторялся по той же схеме, как и днем раньше. Ничего я не проверяла, никому не помогала, а пошла гулять. Сделала очередной круг почета, и заботливо поправила мою оранжерею с одним цветочком. Было все еще тепло, и желтый цветок, используя неведомые силы, держался. Такая устойчивость,  если не сказать, напористость маленького растения давали мне силу.

  Сразу ко мне вернулась бодрость тела. Ну и конечно, крепость духа. Наблюдая мой цветочек, я ощутила толчок внутри. И быстрое пошла в здание. Что это было? Не могу сказать. Возможно, мне стало совестно, что Томас пашет, говоря советским языком, за двоих. А я проявляю принципиальность, или это ... еще что-то. Человеческое существо сложное творение,  и столько в нем   намешано. Скорее всего я решила проверить следующий постулат: все мне твердят, что убрать туалет и душевые можно за 40 минут. Конечно, если убирать так, как это делают...

  Ладно, проверим. Я поднимаюсь на второй этаж, достаю из специального отделения принадлежности для мытья. Общеизвестно, какой чистоплотной тварью  я стала  во время жизни за рубежом. Все приспособления для мытья общественных мест у меня с собой, новейшие, чистейшие. Я надеваю самые лучше резиновые перчатки, которые только могу найти в Европе. Это от французской кампании... Вот снобка (это был голос в сторону!), и только после этого выбираю моющие средства и тряпки. Как и оказывается, мне нужно было 40 минут только для туалетов. Поэтому душевые я не убираю, а оставляю в них щетку,  тряпку и ведро с водой. Кому покажется грязным их душ, добро пожаловать на бесплатный курс, где все делают волонтеры.

Collapse )
Перерыв. Вернусь через 10 минут.


День пятый. Окончание

 
 Анджа жила в том, самом большом помещении № 11, где стояло пять кроватей. Ее лежак был по счету вторым, от самой дальней стены, у которой, на кровате № 1 спала Аннетт. Анджа лежала на спине. Толстая девочка, чуть больше двадцати лет,  кивком показала, что знает о моем присутствии. Она не останавливаясь кашляла. Лицо ее было красным. Из глаз текли слезы.

Я стояла рядом молча. Сколько прошло времени - не знаю.

- Анджа, у тебя есть температура, да?
- Наверное. Я не знаю. Главное, мой кашель не дает мне медитировать. Я не спала ночь. И днем не могу отдыхать. Мне нужно уезжать. Нет смысла оставаться. Я только мешаю другим.
- Тебе не нужно думать о других. Ты никому не мешаешь. У всех свои, немалые трудности, на ретрите. Поверь мне. 
- Я не могу идти в зал. Мне трудно даже сидеть.

Было ясно, что с Анджей, находившейся в пике эмоционального психоза, бесполезно разговаривать на уровне разума. Она  ничего не  услышит.

Collapse )

Перерыв десять минут.

Ждем подъема Кота. Он в своем замечательной спаленки и не знает, что Мышь не ложилась в койку в моем замечательном кабинете. А теперь вообще поздно. Уже шесть утра! Какой тут сон. Дневные обязанности нужно исполнять! Правда ведь?!

День шестой.

 
    Утром мне посчастливилось наблюдать прелестную картину:  Саския бегала по кухне в белом колпаке и светлом, с большим карманом по центру, переднике. Это одежда выглядела весело на ее крупной фигуре. Сама врио менеджера одарила меня взглядом, от которого мое молочко из проростков могло скиснуть. Сидя по всему поварята зашивались, и Жака просила Саскию помочь на кухне. Я сочла за лучшее быстро покинуть кухню, чтобы не рассмеяться.  Прихватив пару мандаринов, пошла на прогулку по неокультуренной части центра, которую предпочитала по понятным причинам. Я любила касаться деревьев, от которых, как казалось, получала если не энергию, то хорошее настроение. Было лучше, если бы меня никто не видел в эти моменты. Повернувшись спиной к зданию центра, я для лучшей конспирации прислонилась спиной к огромному дереву. В этих краях гигантские ели радовали постояннных жителей и нас, редких гостей. Красота их светло-коричневой коры, ее причудливая форма и разбросанные по поверхности зеленые мхи с изумрудными заплатками лишайников, манила меня словно я ожидала, что это живое чудо скажет мне секрет своей силы и долголетия.

  Нетрудно догадаться, что я спряталась для совершения своей трапезы: две сладких  мандарина быстро использовались по назначению, и их кожица полетела в кусты на соседней территории частного дома для престарелых. Почувствовав неладное, я медленно повернулась: на тропинке, остановившись напротив моего дерева-прикрытия, стояла Жака. Мое внутреннее чувство подсказывало, что ожидать хорошего не приходится. Однако, как я подробнно написала раньше, я уже успокоилась по многим своим амбициозным пунктам, ради исполнения которых приехала менеджером на этот ретрит.

Collapse )

Почтальон принес заказ. Хвастаюсь.


На самом деле меня давно грызет (жует) глинный (глиновый?) червь. Или еще кто-то. Связанный с землей, а значит - и глиной. Я заказала специальные инструменты для работы с глиной. Но от волнения, видимо, среди множества разных приспособлений, случайно выбрала набор для резьбы по дереву. Так, получает, что нна первой картинке два  наборчика для глины, один - для дерева, и под нними можно заметить 10 килограммовый брус специальной тонкой глины. В коридоре еще три подобных  буханки, только другого цвета и качества.

А уж гулять, то по-крупному, заодно в той же фирме выбрала несколько наборов разных кистей и акриловые краски. Для пробы. Я никогда ими не пользовалась. Вот допишу сегодня ночью повесть, и сразу возьмусь за глину.

Ура!

Ретрит длиной в жизнь. День седьмой.

 
 Жака, каждый раз отправляя меня на перерыв, повторяла, что нужно помочь на кухне и проверить туалеты. На кухню, я в самом деле заходила, но только с целью выпить очередную порцию еще одного сорта зеленого чая. Я привезла массу чаевых вкусностей: чай лапачо, мате, желтый, красный и еще неведомо какой. Саския в колпаке и переднике криво скосилась на меня.

- Саския, тебе очень идет белый цвет поварского колпака. К твоим отличного здорового цвета щекам...
- Да?!
- Ага...
- Надо же из  экологических продуктов сделать яд... Тихонько промолвила я, представляя что сейчас ребятки потратят два часа, чтобы сварить или поджарить первоклассные овощи, которые после этого потеряют все свои витамиты и энзимы.
Collapse )