aspasia_roma (aspasia_roma) wrote,
aspasia_roma
aspasia_roma

Categories:

Роман в письмах. Когда тебе 22 года. И снова встреча через 25 лет.

             По просьбе участника группы. Какой - не помню. Тема: Как может выглядеть встреча через много лет после расставания.

               Володя был в нашей группе инженеров-преподавателей Московского Автомеханического института. Мы перешли на второй курс. Ура!
              Я только что рассталась со своим молодым человеком. С Геннадием мы вместе поступали в институт, ходили в театры, кино, нормальные влюбленные. Но он не пришел ко мне в больницу, когда я долго болела, и я... не простила его. Это в кратце. Без деталей. Я оказалась с морем отрицательных эмоций, какие только могут быть у амбициозной девчонки, разочарованной в своем поклоннике.
            Для Володи октябрь был последним месяцем на "воле", он уходил в армию. Да не куда-нибудь, а на границу с Китаем. Мне он сказал, что у него много времени, не составлю ли я ему компанию на пару недель, чтобы не болтаться одному. Я как раз уволилась и тоже была совершенно свободна. Вова уходил на год позже, ему позволили закончить первый курс института, то есть ему - 19 лет. А я уже взрослая рядом с ним! Мой напарник по отвлечению от неприятных мыслей оказался смышленым малым. Закончил ПТУ и теперь хотел преподавать, учить таких же как он. Очень коммуникабельный, Володя много читал, и любил шутки. Это, кажется, его главная страсть. Мы встречались каждый день и шли либо в музей, либо в кино, или в парк. Он быстро начал разделять мои увлечения, а я радовалась тому, что он предлагал нам вместе сделать. Один раз Вова привез меня на станцию, совсем недалеко от Москвы. Мы подошли к пруду.
Он утверждал, что там живет Водяной и я ему, этому чудному существу, нравлюсь. Володя всегда приносил что-то поесть, и прятал под одеждой, доставая в нужный момент бутерброд или пирожок. Пытаясь быть со мной на одной странице, он взялся учить английский. Брал какое-нибудь любовное стихотворение Шелли или Байрона и делал русский подстрочник. Он любил стихи, и часто, очень к месту, их цитировал. Я полагала, что мы просто друзья, и удивилась, когда в одном разговоре о дьяволе он сказал: "Вот ведь великое дело! Я бы продал душу. И попросил... Тебя". Серьезно мной этой не воспринималось, молодой еще. Ему я обязана прогулкой по ночной Москве, чего у меня не было ни до ни после знакомства с Володей. Высокий и сильный, он мне казался достаточной защитой ночью. Да в наши советские времена прогулка поздно мне не представлялась опасной.  
         Когда Вова поделился со мной своим спечатлениями от моего характера, сказал, что я добрая и всех люблю. Пришлось возразить. Сказала, что помогла бы упасть со скалы одному человеку. Я говорила об Арсене, том сване, с которым связан мой рассказ о насилии. Когда Вова понял, о чем я говорю, то был поражен: "Как Ты могла мне поверить? Ходить везде со мной?" Я честно сказала, что и сомнений у меня никаких нет, и не будет. И происшедшее со мной в Терсколе не наложит отпечаток на доверие к людям, и к мужчинам, в частности. Можно вспоминать много замечательных деталей наших встреч, но подошел последний день - проводы. Мы проходили с ним всю ночь по Москве, и утром около стадиона, последний раз обняв всех, кто его провожал, он шепнул мне: "Люблю".
          Потом были письма. Каждый день. Иногда мне приходило по три письма от него. Он с наблюдательностью описывал природу, вспоминал наши встречи в самых мельчайших деталях. Письма были замечательные. Иногда на многих страницах. У Володи был хороший стиль, грамотный язык.
         С момента ухода сына, его мама стала для меня первой, главной подругой. Каждые выходные мы проводили вместе. Смотрели телевизор, что-то обсуждали, гуляли в соседнем парке. Мне нравилась Вовина мама. А Галина  часто делала мне подарки. Я, стараясь не быть в долгу, покупала что-нибудь редкое. На Новый Год купила ей французские духи, люди моего поколения знают, сколько это тогда стоило и какую очередь следовало выстоять! Я была горда собой, тем, что перебарывала свою скупость. Я проводила целые выходные у Галины, и искренне хотела ей принесли немного счастья. С мужем она была разведена. Вова, ее единственная радость, и для него самоотверженная мама была готова на все. Мы даже однажды умудрились дозвонить до воинской части. Вот было чудо! Но это не стоило усилий. Говорить было трудно все троим, и Галина Л. оставала титанические попытки связи с китайской границей.
           Так прошел почти год. Наши мамы познакомились. Это, наверное, не следовало делать. После одной беседы моя мама Лида в красках передала беседу с Галиной... Где та, якобы, отозвалась обо мне как о задаваке, считающей себя "такой красивой". Я рассердилась, что-то не то написала Вове. Черти что началось, сплошной бред от незрелых эмоционально людей. Даже возраст им не помагал. Дурье сплошное, что старые, что малые. Одно необдуманное слово за другим. В общем, мы перестали писать друг другу. Я больше не ездила к Галине. Еще через год Вова вернулся, позвонила ему с намерением восстановить отношения. На это он сказал, что склеенная посуда долго не живет. Один раз пришел в МАМИ, в перерыве между лекциями поболтал с бывшими сокурсниками, когда к этой группе подошла я, тихонько удалился. Вот и все.

 
Помедитировали и хватит! За воспоминания пора браться.
На стене подлинная тибетская танка с образом Тапихрицы.
 
            Прошли годы. Потом десятилетия. Пару лет назад, в один из приездов в Россию, я набирала телефоны всех старых знакомых, которые оказывались в записной книжке двадцатипятилетней давности. Почти никого не находила. Этот "телефонный" ритуал происходил всякий раз. В каждый свой приезд в Москву, раз в два года, встречалась с одним-двумя старыми знакомыми. Больше никто не находился. Позвонила по старому телефону Володи. Ответившая женщина сказала, что записала координаты и передаст Владимиру. (Как выяснилось позже, он думал, что если я когда-нибудь буду его искать, то по этому телефону. И просил квартирантку записывать все и передавать.) Это случалось и раньше, но обычно звонков в ответ не было. Но в последний приезд полтора года назад что-то изменилось. Сломался образец.
          На следующий день звонок.  "Татьяна!" с утра пораньше... Как я могу не узнать голос Володи.... Да, да. Это был он. Почти тут же встретились... Это был  без сомненья он. Как всегда, с цветами. Он и в молодости всегда приходил ко мне с подарком. Замечательные алые розы. Я остановилась у старых друзей в частном доме в Расторгуеве. Там мы и просидели три часа, рассказывая обо всем, что с нами было за эти годы...
         Володя сразу по возвращению из армии женился, родилась девочка. Он гордо заметил, что окончила юрфак МГУ с отличием. Вова поменял специальность, стал следователем уголовного розыска. Представляете, как здорово! Какая экзотика для меня. Сейчас в отставке. Молодой пенсионер. Он совсем не постарел. Только волосы были длинные, по моде тех лет, а теперь - коротенькие. Такой же весельчак. Рассказывает анекдоты все время. И уверил меня, что я точно та же Таня Андреева, его первая любовь. Ничуть не изменилась. Если он и соврал немного... Совсем чуть-чуть. Вес такой же. Та же тоненькая талия. И глаза блестят. Я никак не могла вспомнить, целовались ли мы с ним тогда, когда в молодости месяц стречались. Володя притворно заохал: "Ну вот, таких вещей не помнит. Целовались".  Особым воспоминанием для нас обоих остался  момент, когда мы с ним, не сговариваясь, одновременно приехали на ст. Добрынинская, на то место, где обычно  назначалось очередное свидание. На прощанье, он привез меня на Воробьевы Горы, показать, как выглядит новая Москва. Она ведь, правда, замечательная, наша великая столица. Обнял быстро, поцеловал и сказал: "Жизнь - она непредсказуемая. Может, еще раз увидимся."

          
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 18 comments