aspasia_roma (aspasia_roma) wrote,
aspasia_roma
aspasia_roma

Categories:

Я кажется, собралась с силами.

  Да никакая это не совесть. Сегодня получила комментарий на давно брошенный без внимания пост о первом браке... К нему примыкал опрос...о сексе. В общем все это начало жить своей собственной жизнью, от меня отмеживавшись. Как человек, любящий порядок, беру все снова в свою руки. (Улыбка).
Вы поняли. Я приняла "гневную форму". Самый безопасный ее вариант - на саму себя. Пора взяться за рассказывание моих любовных романов, романтических историй, описаний браков... Я думаю, Вы, девчонки, заждались. Но прежде чем я перейду к этой, хм... приятнейшей части моей жизни, мне придется рассказать, видимо, о самом печальном опыте. О нем придется сообщить, потому что это самым серьезным образом отразилось на моих отношениях с мужским полом, будь то друзья, поклонники, мужья и пр.

  Да, друзья мои. Изнасилование. Самое неприятное то, что я была девственницей. По-возможности, в изложении буду краткой, и эмоции сведу к минимуму. Надеюсь, что боль в грудной клетки тоже будет не очень сильной.

    Я поступила в 1980 году в Московский Автомеханический институт, на вечерний. Это был август. В сентябре я пошла в отпуск. До этого года я всегда ездила в Одессу, к бабушке Шуре. А тут решила поехать по путевке в горы. На турбазу Терскол. Уговорила меня мама, как я сейчас понимаю, она надеялась, что в таких местах много мужчин, и я кем-нибудь наинтересуюсь. Или мной. Мама считала меня непутевой, некудышней и пр. То, что я не интересовалась мужчинами, думаю, она относила к тому, что я их боюсь, не умею общаться с людьми, боюсь жизни и пр. Мы уже обсуждали эту тему, напоминаю в связи с предметом разговора. Идея была не моя.

    Собрав чемодан, я впервые приехала в горы. Да еще в какие! Кабардино-Балкария! Самый высокий регион Кавказа. Эльбрус, и еще несколько пятитысячников. Я люблю грандиозность, конечно, мне там понравилось. Кто был в этих местах, знает о чем я. Не распространяюсь на эту тему много. Лишь добавлю, что любовь к горам у меня родилась в этот приезд, и до сих пор не прошла.

   Восьмиэтажный корпус турбазы Терскол в то время был самым высоким зданием. Нам выдали инструктора по туризму. Володя был на половину русский... Жил на турбазе постоянно, таким в горах давали комнату. С ним была жена и ребенок. Он начал потихоньку проявлять ко мне интерес, мы часто разговаривали. Он поделился со мной весьма интересной информацией. Оказывается, сбежал от преследований родственников девушки. Та несчастная, не то отказалась выйти за него замуж, не то еще что. Он закрыл ее в доме, а дом поджег. И сбежал в горы. Здесь познакомился со своей супругой. Они вместе пару лет.

  Один раз он мне открыто предложил посидеть с ним "при свечах". Я со смехом спросила, не ноги ли мои его привлекли. А мы днем ходили всей группой купаться в какое-то озеро. Он ответил уклончиво, что, мол, он эстет. Любит красоту.  Я ответила, что придерживаюсь консервативных, строгих правил.  Больше на эту тему мы не говорили. Оставалась пара дней до отъезда. Вдруг он нарисовался и сообщил, что его замечательные друзья-альпинисты, только что вернулись с серьезного восхождения. Они отмечают его в кафе соседнего альплагеря Иткол. Там будет встреча по этому поводу. И приглашают несколько девочек из нашей группы.

  Как я согласилась на это - не понятно. Обычно я чрезвычайно недоверчивая ко всему, что связано с мужчина. А тут словно меня заблокировало.   Такое впечатление, что это было сделано кем-то, чем-то сознательно. Я думала, месть богов Олимпа за мою гордыню. А я была страстной поклонницей Античности, и портрет богини Афины со мной  всегда. Это была западня. Володина месть. Это действительно была группа альпинистов. Только сванов, а не русских. Сваны - самые высокогорное "племя" на Кавказе. Среди них много проводников.  Сам Володя не появился. Девочек там не было. После вечера, когда мы свернули с дороги к турбазе, меня парализовало: Я осознала, что теперь будет.
 
   Утром, наконец убежав из проклятой комнаты,  я со стыдом ждала, когда откроют дверь турбазы. Мои соседки не скупились на язвительные комментарии по поводу того, где меня носило. Я же, больная, пролежала весь день в кровати, заливая это все красным вином, которое оказалось у одной соседки. Дома я никому ничего не сказала. Несколько недель позже поделилась с моим приятелем, с которым поступала в институт. Полгода я боролась за то, чтобы выжить в том эмоциональном аду, где я находилась. Чтобы принять себя снова. И научиться видеть мужчин без  ужаса.

   Когда я заболела на Пасху 2000 года, и со мной стали работать психологи, они были потрясены, узнав,что я никогда не делилась этим опытом. И я осознала пагубность моей скрытности. Но она шла от ненормальных отношений с матерью, с которой я  не делилась никогда ничем.
Tags: Личное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 39 comments